Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

А вот теперь о семинаре

Надеюсь, что в ближайшее время смогу разместить конспект своей лекции. Но сначала вывешу распечатку дискуссии, в которой приняли участие, помимо меня, brus, krylov, tor85, nataly_hill, arkadiy_maler и holmogor. Остальные, даже те, кто хотел высказаться, не успели, так как надо было отдать "кафедру" о.Даниилу Сысоеву.

Кстати, после семинара brus, krylov и nataly_hill пригласили меня на чашку кофе. Я, разумеется, не отказался - хотелось посмотреть, насколько искренни оппоненты - и чашка кофе превратилась в чашку чая в студии отца Брусиловского. Студия прикольная, очень эстетская (что явно повлияло на эстетский стиль brus), на полках стоят уникальные книги. Раритетное собрание сочинений Достоевского, например. Кстати, оказалось, что мы с Крыловым старые книжники. Поговорили о том, как лет двадцать назад тусовались на книжных рынках - "черных", разумеется. Крылов - в Столешниках, а я поначалу в лесу под Ригой, а потом в Москве в проезде Художественного театра. Я рассказал про то, как достал свв.Иоанна Златоуста, изданного в xix веке, а Крылов про уникальные издания Вячеслава Иванова начала века xx. Книги - тема бесконечная :))) При этом надо отметить, что, разговаривая с человеком о книгах, выясняешь, насколько совпадают твои с ним "индексы". Очень облегчает общение :)))

Потом разговор имел "пристрелочный" характер. "Пробежались по клавиатуре", что называется :))) От Георгия Жукова и академика Тишкова до бутербродов на семинаре и проблем потребления алкоголя. Мне показалось, что собеседники преследовали в разговоре какую-то дополнительную цель, но, может быть, показалось.

Мне самому, не скрою, было интересно пообщаться с оппонентами. Можно сказать, что с моей стороны "пристрелка" удалась. Я сделал несколько выводов (в том числе неутешительных), в чем-то убедился, в чем-то разуверился. Ну как всегда, в общем :))

З.Ы. Собеседники, кстати, попытались меня убедить в том, что они "подыгрывали" мне во время дискуссии, "чтобы бедным "местным" ребятам не было так скучно". Из чего я сделал вывод, что оппоненты почувствовали себя проигравшими :)) Впрочем, читатели моего журнала смогут убедиться в том, кто прав, после прочтения распечатки.Во всяком случае, то, что написал в своем ЖЖ Тор, вызвало у меня умиление. Умиление от того, насколько жалкой оказалась попытка дезавуировать меня как оппонента. Странно, что nataly_hill не стала опровергать "выводы" своего коллеги :)) Впрочем, ребята "на работе", так что убогость возражений в общем-то вполне объяснима :)))

мелочь, а приятно...

Тут кто-то - кажется, Брусиловский - попенял мне за то, что я горжусь, якобы, тем, что публиковал не свои, а чужие книги и статьи (к слову, свои я просто не указал :). Не только не вижу в этом ничего зазорного, но, напротив, считаю, что делал - тогда-то, в конце 80-х - начале 90-х! - абсолютно нужную работу. И нас таких было много. Но вот прикупил сегодня книжку "Русский Берлин: 1920-1945: Международная научная конференция". М.: Русский путь, 2006 (Библиотека-фонд "Русское зарубежье") и нашел там подтверждение того, что трудились мы на заре новой России не напрасно.

Е.Р.Обатнина (СПб) в статье "История одной сожженной книги" пишет о судьбе книжки Льва Шестова "Что такое русский большевизм?", которую таки издатель - живший в Берлине советский гражданин Е.Г.Лундберг (изд-во "Скифы") - сжег, испугавшись возможных репрессий. 15 тысяч экземпляров были уничтожены в печи. Лундберг оставил только 50 штук: 25 отдал самому Шестову (который рвал и метал, понятное дело), а еще 25 передал в советские библиотеки (так и не понятно - зачем?), где большая часть также сгинула.

Причем, брошюра успела выйти на французском и на шведском, так что в европейском интеллектуальном пространстве она фигурировала (Шестов, наряду с Белибердяевым, были оченно популярны на Западе), а вот из российского - выпала. Это при том, что брошюра Шестова очень качественно дополняла полудневниковые заметки И.Бунина и З.Гиппиус (которая сама это признавала).

Вот эту то брошюру в полураспавшемся состоянии я и обнаружил в свое время в спецхране Ленинской библиотеки. Спецхран - сообщаю для молодых - находился на том этаже, которого вообще не было на плане. Маленький читательный зальчик на 10 столов и вечнобдящая спецхранительница, которая следила за тем, чтобы книги на столе у читателей не были слишком долго раскрыты на одной и той же странице. Нас подозревали именно в том, что мы и делали - мы переписывали статьи и даже книги от руки. Вечером восстанавливали текст. И так каждый день. Потом - это в советские времена - брошюра печаталась на пишущей машинке (хорошо, если на Эрике, а то и на какой-нибудь доисторической - в махровые времена каждая пишущая машинка должна была быть зарегистрирована и находилась на подозрении) в пяти экземплярах. Шестой был настолько слепым, что не было смысла с такой силой бить по клавиатуре и тратить силы.

На то, чтобы переписать брошюру в 25-30 страниц, требовалось больше месяца, так как брать ее надо было не каждый день и постоянно откладывать на угол стола, чтобы спецхранительнице не вздумалось проверить, что это вы там конспектируете так тщательно?

Таким образом я частями вынес, переписав от руки, из спецхрана брошюру Шестова и подготовил ее к печати (воспользовавшись воспоминаниями Барановой-Шестовой , ксерокопию обоих томов которых я получил от друзей-диссидентов - у меня и сейчас сохранились эти два тома). И тут мне повезло. Поступило предложение от Сергея Яковлева (до этого я публиковался у него в журнале "Родина") дать что-нибудь "общественно-политическое" из русских философов в новый журнал "Странник", в редколлегию которого входили более чем изестные в те годы писатели Битов и В.Еврофеев, философы В.Кантор и А.Л.Доброхотов (мой научный руководитель в МГУ), публицисты А.Стреляный и В.Чаликова, литературовед Мариэтта Чудакова и др.

ВОт так была исправлена ошибка одного из руководителей в 20-м году берлинского изд-ва "Скифы" Е.Лундберга и текст Льва Шестова вернулся в Россию на русском языке.

Почему я об этом вспомнил? Потому, что, оказывается, с тех пор (прошло 15 лет!) текст Шестова "Что такое русский большевизм?" не переиздавался, то есть не вошел ни в один из многочисленных сборников произведений философа. почему? Это отдельный вопрос.

Так что приятно было обнаружить под ссылкой № 1 в статье Обатниной: "Текст опубликован А.Казаковым в первом выпуске журнала "Странник": Литература. Искусство. Политика" (М., 1991, с. 47-59)". В наше время не очень принято, к сожалению, ссылаться на авторов, которые писали на те же темы раньше. Эта культура осталась в советской эпохе и только-только начинает восстанавливаться. Поэтому приятно вдвойне.

О статье В.Суркова

Посмотрел несколько откликов. Можно разделить на две категории. Одни пытаются разобраться, и это понятно. Другие пытаются отнестись как к пустому сотрясению воздуха. Мол, сегодня одна риторика, завтра - другая. НО... при этом анализируют, сопоставляют, пытаются найти другого - и одного - автора.

Со вторыми не согласен. Павел С. пишет "Нету ничего. Обычные для них метания. Две недели пройдёт - в очередной раз изменят риторический ряд". Это неверно, но уже не по отношению, а по существу. Советую не полениться и сравнить нынешний текст, хотя бы, с февральской лекцией для единороссов. Я это уже сделал и пришел к однозначному выводу: налицо эволюция и поправки к мессиджу 10-месячной давности. Какие, потом напишу.

Если обидно за Белковского-Милитарева, то чего обижаться? Замглавы АП их заметил, и отметил. Вот: "Смесь дурно понятого традиционализма и либеральных суеверий прописывается простыми рецептами всем страдающим от нехватки денег, воображения и должностей. Бомбометания, баррикады, перевороты, погромы проповедуются настойчиво и с покушениями на литературность". Весьма удачное определение для "национал-оранжизма". Если Белковскому-Милитареву обидно, что Сурков их не боится, то либо пугают нестрашно, либо Суркову известно больше, чем известно о самих себе Белковскому-Милитареву. Их проблемы, как говорится.

А статья, я чувствую, будет обсуждаться плотно. Есть, что обсудить. Так что и я вернусь еще.